МЕНЮ:
ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ:
ОПРОС:
Читали ли Вы новую книгу "Обвал"?

Да, уже прочитал
Недавно купил
Не могу найти её в магазинах
Не знаю, что это за книга

В углу: начало Гражданской войны глазами русских писателей. Краснов. Крюков. Родионов. Составители А.Г. и С.Э.Макаровы. М.:“АИРО–ХХ”. 2001

В книге представлены три небольших произведения русских писателей Краснова, Крюкова, Родионова, посвященных началу Гражданской войны в России.



А.Г.Макаров, С.Э.Макарова «Три небольших произведения... Три автора...»


Три небольших произведения разных жанров оказались собранными вместе в этой книге: коротенькая повесть, очерк, личные воспоминания. Три автора – Петр Николаевич Краснов, Федор Дмитриевич Крюков и Иван Александрович Родионов. Имена этих писателей, почти никому в советское время неизвестные, пользовались в дореволюционной России признанием. Литературная судьба каждого из них была индивидуальной, непохожей на другие. Что же могло соединить их на этих страницах?

Писатели – литературным творчеством далекие друг от друга, происхождением и своей жизнью – принадлежавшие к разным социальным слоям русского народа, мировоззрением – стоявшим на разных полюсах русского общества, от монархических убеждений П. Н. Краснова до народнических – Ф. Д. Крюкова. И все-таки общее было – органическая связь с родной землей, с Россией, которую все они любили, ценили превыше всего на свете и без которой не представляли себе жизни. Все трое происхождением глубоко связаны с казачеством. Хорошо образованные, с широким и разносторонним взглядом на жизнь, они проявили себя замечательными писателями. И наконец, глубоко укорененные в русской жизни, они с большой тревогой и душевной болью наблюдали нараставший в ней внутренний разлад.

Общей и в чем-то не случайной оказалась и их последующая судьба: безвестная могила Крюкова на Кубани, забытая и почти затерявшаяся – Родионова в эмигрантском Берлине и страшный конец жизненного пути на Лубянке – у Краснова. Их слабые, но в то же время сильные голоса, воспевавшие Россию, болевшие ее бедами и неурядицами, ушли, казалось, в небытие навсегда… по крайней мере на долгие десятилетия.

Петр Николаевич Краснов происходил из старинной казачьей генеральской семьи, имевшей давнюю и славную историю служения России на военном поприще. Разносторонне талантливый он проявлял блестящие способности в любой сфере деятельности, в которой оказывался – в военной, литературной, государственной. Военная карьера закончилась в годы Мировой войны заслуженной славой одного из лучших кавалерийских командиров русской армии. Многочисленные романы и очерки еще до революции составили громкую литературную известность в России, а начиная с двадцатых годов, в эмиграции, неутомимая писательская деятельность поставила его в ряд самых известных и читаемых современных русских писателей в мире. Наконец, непродолжительный опыт успешного преодоления революционной анархии и разрухи, попытка восстановления государственной и общественной жизни на Дону в 1918 году, где П. Н. Краснов был избран Донским атаманом, наверное не имела себе аналога в условиях бушевавшей тогда гражданской войны.

Федор Дмитриевич Крюков, происходивший из простых казаков с верхнего Дона, один из немногих русских писателей начала ХХ века, имевший высшее историко-филологическое образование, посвятил себя служению родному краю своим литературным талантом. “Никем в русской литературе, – писал в 1918 г. редактор журнала “Донская волна”, Н. Казмин, – не достигнута та безыскусность и натуральность говора простонародья, какую мы наблюдаем [у него]… Открылся перед читателем новый, до того почти неизвестный ему уголок жизни: уклад быта казачьего, так непохожий на уклад мужицкой Руси”. Член первой Государственной Думы, неизменный помощник В. Г. Короленко, сотрудник, а позднее и один из редакторов “Русского Богатства”, Ф. Д. Крюков первым познакомил массового русского читателя с колоритом донской жизни, показал ему душу простого казака. Оказавшись в самой гуще событий на Дону, он стал в 1918–1919 гг. секретарем Войскового Круга, редактором газеты. И разделил общую с казачеством судьбу – пройдя через все перипетии борьбы, скончался от тифа в общем потоке отступления на Кубани зимой 1920 года.

Иван Александрович Родионов также происходил из донских казаков. Он рано оставил офицерскую службу и вышел в отставку. Решающее влияние на него оказали события первой русской революции. Будучи тесно связан службой (земским начальником в г. Боровичах) с низовой народной жизнью, он ясно увидел приближающуюся пропасть полного крушения российской жизни и посвятил свои силы попыткам предотвратить его. “Мои многолетние напряженные наблюдения над народной и общественной жизнью России привели меня к безотрадным выводам. – писал Родионов в 1912 году. – Я думаю, что наша великая родина больна, больна несомненно смертельно, если не поспешить с энергичным лечением…” Вышедшая в 1909 г. в свет повесть “Наше преступление” доставила Родионову общероссийскую известность.

Война 1914 г. снова привела его в ряды армии, в 1917 г. он сближается с генералом Корниловым, проводит с ним вместе тюремные месяцы осенью 1917-го, участвует в создании Добровольческой армии, в ее рядах делает знаменитый Ледяной поход на Кубань в феврале – апреле 1918. В 1920 году вместе с семьей эмигрирует из России, умирает в Берлине в 1940 г.

Три небольших произведения, предлагаемые нами читателю, привлекают прежде всего непосредственностью впечатлений, под воздействием которых они были написаны. Три автора, и Краснов, и Крюков, и Родионов, “не приняли” событий 1917 года, не искали и не пытались искать себе место среди новых распорядителей российской жизни: из стана ли “временных” из Временного правительства, либо же их радикальных соперников-конкурентов из большевистского стана. Причиной тому было ясное понимание гибельности для России начавшегося “революционного” процесса. А крушение, гибель сложившегося веками российского уклада жизни в то же время была для них и их личной гибелью, поскольку жить без России, жить не для России для них было немыслимо.

П. Н. Краснов написал свою повесть “Степь” в феврале 1918 г., когда скрывался от красногвардейских облав в глухих углах Донской области. Ф. Д. Крюков писал очерк “В углу” примерно в это же время (декабрь–февраль). И. А. Родионов опубликовал отрывок своих воспоминаний “Тамба” в эмиграции в 1926 г. на основании сохранившихся фрагментов своего дневника. Вспомним, чем были первые месяцы 1918 года для русских людей: полный военный разгром некогда грозной державы и ее распад, с одной стороны, а с другой, растущая волна ненависти и кровавый террор, делающие жизнь почти невозможной, непереносимой.

Отметим еще, что гражданская война не успела еще развернутся во весь свой размах, сформировать своих верных адептов, последователей и антагонистов. Потоки крови и бесчисленные страдания – все это будет впереди, а пока есть лишь щемящее ощущение неслыханной катастрофы, полного крушения привычного и любимого порядка жизни. И еще… талант писателя, который неотступно фиксирует окружающую жизнь, даже в самые невероятные минуты, такой какая она есть. А также – любовь, сердечная, неизменная, к той родной земле, на которой каждый из них был рожден, вырос, и на которой мечтал когда-нибудь умереть.

Три небольших произведения: повесть, очерк, воспоминания. Но все они в сущности об одном. Глазами трех русских писателей мы получаем возможность увидеть самые первые шаги того внутреннего раздора, той междоусобной смуты, которые, набрав скорость и инерцию, уничтожили империю, которые и сегодня, спустя восемь десятилетий, во многом определяют современную жизнь. Увидеть и задуматься о многом, плохом и хорошем, доставшемся нам от нашего прошлого. И, конечно, помянуть мысленно всех тех русских людей, которые, несмотря на все превратности нашей истории, оставались – и остались – верными лучшим заветам и традициям России.

А. Макаров

С. Макарова


ПОИСК:

АВТОРИЗАЦИЯ:
ПОСЛЕДНИЕ ФАЙЛЫ:
ТЕГИ:
ДРУЗЬЯ: