МЕНЮ:
ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ:
ОПРОС:
Читали ли Вы новую книгу "Обвал"?

Да, уже прочитал
Недавно купил
Не могу найти её в магазинах
Не знаю, что это за книга

"Перевелись ли богатыри? "

"Русские ведомости", 1910, 1 декабря.
В 1909 году исполнилось 20 лет со дня смерти М. Е. Салтыкова-Щедрина.


Литературный вечер в память М. Е. Салтыкова-Щедрина...
Как ни совестно, а приходится сознаться: хорошо, что есть великие покойники. Хоть около них, вокруг их имени можно собраться, на миг сомкнуть ряды, оглянуться и... помолчать в компании. Пусть тусклы, лишены огня эти всячески урезанные и сжатые прессом чествования памяти, пусть останется от них чувство неудовлетворенности и даже удручения, усугубляется сознание собственной малости и бессилия перед хрустальными курганами почивших богатырей, - но есть в них какая-то неуловимо трогательная черта, какое-то особое настроение, точно в немые зимние сумерки пришел к родным могилам, постоял в безмолвии у дорогих крестов, оглянулся на всю жизнь - свою и чужую - и в новом свете увидел скованную молчанием, саваном покрытую равнину за кладбищем. Безбрежная грусть, но и робкие надежды на грядущее пробуждение...
Вечор в память М. Е. Салтыкова, как и первое заседание (в консерватории), посвященное Л. Н. Толстому, прошел без блеска - нечто фатальное как будто висит ныне над такими собраниями. Было несколько серьезных и даже с некоторым излишком добросовестных докладов о Щедрине. В одном - воспоминания, в двух других - обзоры литературной деятельности великого сатирика, как она слагалась, развивалась и протекала по десятилетиям... При всем почтении к докладчикам и их рефератам все-таки должен сказать:
такие поминки слишком тяжеловесны для среднего человека, который, по слабости комплекции, наклонен и в траурном чествовании предпочесть что-нибудь менее обременительное и более бодрящее, живое и занимательное...
Для одного вечера за глаза довольно было бы одного доклада, а два других можно было бы приберечь для следующих юбилейных вечеров, посвященных писателю, - будет ведь и 25 лет, и 30 лет после его смерти.
Впрочем, Щедрин выручил. Сам он, волшебный мастер слова, облитого горечью и сжигающим смехом, чудными сказками своими осветил нам самую животрепещущую, самую современную нашу действительность и, мертвый, оказался неисчерпаемо богат, - богаче всех нас, - жизнью, изумительной проникновенностью взгляда и верою в конечное торжество правды "забытых слов".
Смех вспыхивал, дружный и неудержимый. Даже официальное лицо, сидевшее в левом ряду, слушая историю "О том, как мужик двух генералов прокормил", захлебывалось от смеха, и был это такой младенческий и милый смех...
Вспыхивал смех и потухал. И ложилась на лица тень раздумья. Невеселая тень. И еще что-то, чувствовалось в настроении, - может быть, тень стыда, робкое оправдание перед совестью, вздох бессильной горечи: наша современность далеко превзошла размерами то уродливое, позорное и ужасное, что желчным смехом своим бичевал великий сатирик...
Один из докладчиков, между прочим, взял да ни за что ни про что обидел ее, современную русскую действительность. Усерднейшим образом старался внушить он нам ту мысль, что 60-е и 70-е годы - время кипучей жизни, устроения, перестроения и расстроения, - дали Щедрину материал для художественного изображения крупных осетров, богатырей паскудства, хищничества, административного озорничества и прочих отечественных добродетелей, - время было героическое. Затем реакция 80-х годов дала отстой; на сцену вышел "средний человек", пестрый, серый, - буржуа, - богатырей утопил или заслонил, наполнил собой чуть не всю вселенную. Этот средний человек и стал исключительно сюжетом сатирического изображения. Увековечивая его в своих произведениях, Щедрин будто бы переменил свой беспощадно едкий смех на тихую, жалостливую улыбку, кончил тем, чем начал Чехов. С тех пор, дескать, средний человек и утвердился в литературе, так, как он утвердился в жизни. Выходило, по мнению критика, так, что с 70-ми годами перевелись и богатыри на Святой Руси - богатыри, достойные бичующего смеха великого сатирика...
Не знаю, как другим, а мне показалось обидно за современную нашу действительность...
У нас не осталось богатырей? У нас нет великих артистов жестоковыйности, паскудства, бесстыдства - нет героев?.. Да если бы великий сатирик дожил до наших дней, я не знаю, нашел ли бы он, - могучий несравненный мастер жгучего, разящего слова, - достаточно сильные слова обличения и сарказма, чтобы увековечить достойным клеймом это время?
Не пришлось ли бы ему вместо художественных образов писать простую копию этой фантастической действительности?
При жизни ему не раз приходилось оправдываться против обвинений в преувеличении и склонности к карикатуре. Приходилось доказывать, что литературному исследованию подлежат не одни только те поступки, которые человек беспрепятственно совершает, но и те, которые он совершил бы при отсутствии стеснений, налагаемых лицемерием и другими жизненными условиями.
"Сегодня он воздерживается, но завтра обстоятельства поблагоприятствуют ему, и он непременно совершит все, что когда-нибудь лелеяла тайная его мысль. И совершит с тем большею беспощадностью, чем больший гнет сдавливал это думанное и лелеянное..."
Это завтра стало нашим сегодня.
Стоит лишь посмотреть да посравнить героев щедринской сатиры и героев нашей современности. Возьмем хоть Иудушку. Что такое щедринский Иудушка? "Не столько лицемер, сколько пакостник, лгун и пустослов". Современный Иудушка по умственному распутству, по полету фантазии, по размаху и бесстыдству - положительный богатырь по сравнению с ним. А позиция, занимаемая им в жизни, несравненно влиятельнее, чем позиция Порфирия Головлева, и несравненно шире процесс увечья и умертвия, причиняемого им. У старого Иудушки было временами пробуждение одичалой совести. Нынешний Иудушка совершенно свободен от этой слабости...
А дворянские кадыки? А союзы "антиреформенных бунтарей"? Нынешний эпический масштаб, конечно, поразил бы самое пылкое воображение современников старого героизма.
Полководец Полкан Редедя с Забалканского проспекта, печатавший когда-то в газетах объявления о том, что он делает рекогносцировки, устраивает засады, преследует неприятеля по пятам, а в случае надобности отступает, - в особенности же полезен во время междоусобий, - что такое этот Редедя по сравнению с современными полководцами - усмирителями? Мальчишка и щенок!
Нет, есть еще порох в пороховницах, не перевелись еще витязи на Святой Руси. И, кажется, без достаточных оснований почтенный докладчик вычеркнул их из списков современности, за смертью...
ПОИСК:

АВТОРИЗАЦИЯ:
ПОСЛЕДНИЕ ФАЙЛЫ:
ТЕГИ:
ДРУЗЬЯ: